Мирошниченко Светлана Ивановна

Мирошниченко Светлана Ивановна - оператор множительных машин. Работает в ДМНГ с 1978 г.

 

От экспедиции до ОАО "ДМНГ"

В марте 1978 г. я по чистой случайности познакомилась с Чуйко Л.С. и она предложила мне встретиться к.г.-м.н. А.В.Журавлевым, когда узнал он, что я умею еще и печатать, сразу же согласился принять меня к себе в тематическую партию. С апреля 1978 я стала работником тематической партии Тихоокеанской экспедиции. Она располагалась на ул.Сен Катаяма, 6. Наш состав был небольшим, Люси (Чуйко Л.С.) работала дома с разрезами, было интересно наблюдать их споры с Алексеем Васильевичем на предмет тектонической карты Северо-Восточного Сахалина, или корреляцией некоторых временных разрезов, отработанных еще в 1976 судном Орион-Арктик; Платова Е.М. и Цветкова Н.А. Итак, 5 человек - тематическая партия, оказывается другой тематической партий, состоящей тоже из 5 человек руководил к.г.-м.н. Маргулис Л.С. – в составе их группы тоже было 4 работника: Гриценко Н.И., Карпей Т.И,, Дегтярева И.В. Но когда в июне 1978 года мы всей экспедицией перебрались на пр.Мира, 426 (в этом здании опять мы все располагаемся) наши два объекта были объединены в одной комнате на 9 человек. По наследству был доставлен своеобразный светостол – он и являлся и границей, и объединяющим началом двух небольших коллективов, и как рабочий объект, и просто для общения во время чайных церемоний, рассматривания карт и новых временных разрезов, одним словом без этого стола – как без рук.

К середине лета практически весь состав был размещен в новом здании, итак, мы расположились: 1 этаж Сайбер – ИВЦ, радиогеодезическая партия; светокопия, на 2-ом этаже – тоже ИВЦ различные помещения для технической подготовки и ремонтные помещения, программисы; 3-этаж АУП, актовый зал, профсоюз, касса, бухгалтерия, фонды, спецчасть, отдел флота; 4 – этаж камеральные партии, гидрографическая партия, библиотека, тематики, чертежники, переводчики, и немного обработчиков-геофизиков ИВЦ. ИВЦ были одухотворены - Saber-178, на тот момент был чудом вычислительной техники в пределах Советского Союза. Сколько было разговоров, о поездке специалистов на полугодовую учебу во Францию, в Париж, после просмотра журналов, и различных кулинарных буклетов с рецептами, сколько идей и рецептов тогда представляло огромный интерес. В старом здании - на территории Сен Катаямы, 6 - осталась 4 партия, которая в 1986 г. выделилась в самостоятельную экспедицию.

Летом был силос – обязательное отбывание и помощь для Сахалинских совхозов – силос проходил в п.Таранай, правда не на берегу моря, жизнь в палатках, обязательный загар на свежем воздухе, естественно комары с большим удовольствием наседали на заготовителей. Когда удавалось побывать в погожие дни на море – это было прекрасное время – словно и не на Сахалине, а в чудных местах отдыха, жаль, что погода не всегда нас баловала своими солнечными днями.

Перед новым 1979 годом меня попросили быть снегурочкой на детском утреннике – видимо больше никого свободных из работников не было, многие из камералки были просто по уходу за своими чадами. Дедом Морозом был Н.А.Щелоков из 5 партии – это радиогеодезическая партия. После Нового Года, выйдя на работу было получено много приятных отзывов о проведении новогоднего великолепного утренника.

К весне 1979 г. Л.С.Маргулис решил покинуть наш остров его пригласили в Ригу и он с нами попрощался, его группа осиротела и только в июле был приглашен к.г.-м.н. В.О.Савицкий чтобы исследования и новые взгляды на развитие метаморфических и геодинамических процессов Сахалина внести в исследования и тематические отчеты о.Сахалина и его акваторий.

В конце июля 1979 году небольшим составом партии под началом Журавлева А.В. мы все пятеро поехали в командировку на Камчатку. Как приятно было созерцать в ясную погоду на вулкан Ключевская сопка. На побережье Тихого океана, черный песок под ногами на которой даже морось и легкий моросящий дождь не оказывала своего негативного воздействия. Паратунка – эти ванны на свежем воздухе с их минеральной воды.

Поездка всей партией в Мильково, когда бредешь по мелкой речке, а под ногами теплая, местами горячая вода, народ даже умудрялся варить яйца в небольших лагунках - выбросах кипятка. Мне даже удалось во время командировки побывать на Авачинском вулкане, по сравнению с Курилами – это просто грандиозное восприятие таких громадных безжизненных вулканических ландшафтов, которые долго остаются в памяти. Всех кто совершил восхождение, награждали особыми грамотами и медалями «АВАЧА».

Командировка закончилась, возвратились с огромными материалами, А.В.Журавлев с головой ушел в свои новые материалы, очередные идеи, которые хотел включить в свои тематический отчет, что делали, что переделывали все шло своим чередом.

1980 г. внес свои коррективы и начался большой рой разговоров о будущих работах во Вьетнаме, тем более что только была окончена война с США за освобождение южного Вьетнама. Решено было будут работать работники нашей экспедиции, и будет даже состав на берегу. К тому времени начальником нашей экспедиции был И.И.Гриценко. Я изъявила свое желание включить мою персону на поездку в СРВ не взирая на тот большой объем желающих. С марта 1981 г. состав экспедиции был утвержден и 19 апреля 1981 г. наша небольшая группа вылетела в Москву, а из Москвы в Ханой-Сайгон на место нашей работы во Вьетнаме это был г.Вунг Тау. В апреле наши суда НИС «Искатель», НИС «Поиск» и НИС «Эксперимент-2», а также арендованное судно были уже в г.Вунг Тау они там запасались водой, топливом, продуктами и к нашему приезду уже вели свои геофизические работы, а НИС «Эксперимент-2» должен был бурить на небольшие глубины для получения образцов грунта, данные исследования должны были нужны для постановки буровых. Наша вьетнамская жизнь шла своим чередом, нас всех поражала тропическая жара – был апрель середина сухого сезона, тропический Вьетнам – для нас это просто удивительные впечатления – пальмы, бананы, папайя, огромные бамбуки, цветущая бугенвилия разных цветовых оттенков, могучие цветущие деревья, сезон перед влажным сезоном и огромные количества беднейшего населения после войны, войны за свою свободную независимую жизнь.

Часть береговой группы была расселена в гостинице HAO BIN на 6 и 7 этаже нас было немного, лаборатория, бухгалтер, руководство, обслуживание радиосвязи на маяке – куда ежедневно утром и вечером совершались поездки для связи с судами и экспедицией в Южно-Сахалинске. В первое время нам вообще не разрешали выходить из гостиницы после того как солнце скроется, а это уже в 6-30, просто непроглядная темень, если «звездная ночь», то даже видено созвездие Южный Крест. Нам не разрешалось выходить по причине небольшого времени освобождения южного Вьетнама от американских вооруженных сил. А 30 апреля был устроен банкет 7 годовщина освобождения южного Вьетнама. Были приглашены все работники наших судов и наша береговая группа. Банкет был устроен в нашей гостинице на восьмом этаже. Очень богатый прием для будущих нефтяных разработок в Южно-Китайском море, хотя, по словам В.А.Зайцева часть карт которые были уже готовы наша спецчасть сделала бы их секретными. На приеме всех нас поражало обилие различных блюд, которые мы видели впервые и даже не знали что это такое. Было очень много тостов за дружбу между народами и скорейшее освоение нефтяных запасов и их разработка.

Мы иногда переживали, что нет необходимых мелочей повседневной жизни - ведь ехали всего-то на 3-4 месяца, хорошо хоть была взята небольшая библиотека, питались мы все работники береговой группы в ресторане гостиницы НАО BIN, жили все по два человека, моя жизнь с Ломакиной Л.И. была проста и без всяких причуд. Мы даже отметили ей юбилей в январе 1982 г., совершенно не рассчитывая на столь длительное пребывание в тропиках.

Наша рабочее время было приравнено к трудовому распорядку вьетнамцев 6-дневная трудовая неделя, после работы частенько, особенно, в первые месяцы, мы рвались на море, позагорать, поплавать, понаблюдать продажу съестных лакомств, улов мелких рыб на пляже и сбросить проблемы, грусть, оторванность от дома и от друзей и родных. Распорядок дня был своеобразен, рабочее время было с 7-00, а в 16-00 мы уже свободны, находясь в г.ВунгТау мы все время теребили нашего вьетнамского куратора Ле Куанг Ньяка – когда будет устроена нам экскурсия по городу, когда мы посетим Сен Жака, когда поедем в Хошимин на экскурсию, что нового можно посмотреть и узнать о Вьетнаме, какие культуры кроме риса выращивают, есть ли плантации с ананасами, когда мы посетим театр и много других вопросов, на которые практически мы получили очень мало ответов, а жаль. Впервые, когда мы вышли за пределы гостиницы после ужина – была непроглядная темень, побродить по улочкам возле гостиницы, за нами шла вереница детей, которые все вымогали монетки в свои ладошки, все они были босые, и умудрялись даже курить, позднее мы выяснили, курение это просто национальное пристрастие народа. Попав на рынок в воскресный день, мы были поражены - у некоторых женщин черные рты – оказывается это они жуют бетель, он то и способствует такой окраске. Бродя по рынку можно было увидеть много нового, совершенно отличного от наших отечественных рынков, даже штучную продажу, то сигарет, то рыбы и различных других продуктов. А как вышивают женщины, а потом шьют блузки, прямо здесь, на улице сидя на корточках, а море велосипедистов, они просто поражают своей скоростью и количеством пассажиров. Семья – дети один в плетеной металлической корзинке, самый маленький с матерью, и естественно велосипедист – хозяин семейства за рулем, до 4-5 человек на одном – мы поражены, а как женщины носят своих чад, на бедре, пока не увидишь даже невозможно себе представить. Нас всех поражали размеры вьетнамцев – они практически все очень миниатюрные, небольшого роста, соответственно и веса. Некоторые из наших отечественных специалистов были просто гигантами по сравнению с ними. Очень своеобразные национальные платья вьетнамских женщин - это чогори, такие миниатюрные в брюках а сверху эти одежды 2 полотна, застегивается по-восточному с рукавами и разрезами до талии.

Наше место работы находилось в районе порта, совершенно рядом, когда мы приехали нас всех поразил настил порта – из досок, и буквально в течение 2-3 месяцев был сооружен нормальный, бетонный настил, будущий объем работ просто требовал иметь современный, качественный настил и для будущих погрузочно-разгрузочных работ, и оборудования, и будущего транспорта. Наша экспедиция занимала несколько комнат на 1 этаже – лаборатория, а на 2 этаже – администрация. Приезжая на работу мы совершенно не видели работающих вьетнамцев, но стоило произойти ЧП – это наш радист В.Ливенцов не удержался на коньке крыши, упал, делал антенны для базы, мы были потрясены двумя моментами, его падением и тем огромным количеством работающих, которое даже невозможно было представить. Забавно было наблюдать как они производили влажную уборку, видимо это была только видимость и огромное количество воды на полу. Вначале все мы просто прикипали к кондиционеру, казалось он спасатель, но что делать чрезмерное им увлечение способствовало активному чиханию, а в номере казалось утром только выйди на балкон и в лучах восходящего солнца прохлада, ан нет, выйдя, сразу же попадаешь в жару, к которой мы все постепенно привыкали. Очень ждали писем с Родины, все письма приходили в консульство г.Сайгон. В г.ВунгТау мы были совершенно оторваны от всех мировых, российских и сахалинских новостей, тогда не было ни никакой электронной почты. Очень грустное было прощание с нашими судами, которые сделав свой объем сейсмических исследований, уходили на Родину и оставался один Эксперимент-2, он радовал лабораторию кернами, проведения аналитических исследований. Из писем уже в сентябре мы узнали на Сахалине был тайфун Филлис, это даже невозможно представить его размеры, просто мы находились уже во влажном сезоне и иногда попадали под проливные дожди с неба когда стеной идет поток воды минут 20-30, а потом снова светит солнце, этот поток воды просачивается в землю словно никакого потока не было. Даже находясь в микроавтобусе из-за изобилия потока ничего не видно, количество воды на трассе по ступеньку, чуть ли не под ногами, просто удивительно, что куда девалось.

В одно из воскресений мы изъявили желание подняться на Сен Жака – это огромный каменный католический святой человек, наблюдающий проходящие корабли в Южно-Китайском море, довольно тяжело в жаркое время при t + 35 взбираться в гору, но все равно какое это было чудесное ощущение взобравшись, и даже по внутренним лестницам подняться еще выше и из под ладони воспринимать вид на бухту, пляж, нашу базу, гостиницы, плантации посадки риса, насколько хватало зрения.

Однажды мы поехали посмотреть окрестности, посетили буддийский храм, нас всех поразило огромное количество посетителей и, конечно же, изобилие лавчонок, поделок из ракушек, но их качество оставляло желать лучшего – 2-3 недели и от изделия останется гора ракушек, но все равно народ неумолим, если нравится – надо взять, или он из равнинных долин, а ракушки диковинка, обязательно необходим сувенир из ракушек. А сам храм и Лежащий Будда огромных размеров и Сидящий Будда сидящие на цветках лотоса – священном цветке буддизма все это мы посмотрели с превеликим удовольствием.

Иногда я с Л. И. Ломакиной ездила в Сайгон для получения денег для экипажа наших судов, очень интересно было созерцать всю дорогу, больше всего потрясли гевеи – оказывается с них там они еще древнейшим способом собирают сок-латекс с каждого дерева, а потом из него делают резину, и оказывается гевея листопадное дерево она буквально дней на 20 скидывает свою листву, а потом опять вся со своими листьями, словно они не опадали, а листья поражают своей кожистой формой и размерами.

Река Меконг очень поразила меня своей шириной в районе г.Сайгона, это просто одно ее рукавов, а так как их несколько, его вода неспешно несет свои воды в Южно-Китайское море, но его цвет похож на желтовато-грязную взвесь, на реке большое количество и рыбаков и различных лодок разнообразного размера, окраса, своих дел.

С августа количество российских специалистов увеличивалось, потихоньку набирал свой оборот ритм СП Вьетсовпетро, и самый разнообразный приезд специалистов, даже с семьями, и из Москвы, и Азербайджана. Побывав в здании СП Вьетсовпетро, поражаешься огромными размерами помещений и совершенно без кондиционеров, все предусмотрено, чтобы при работе не использовать кондиционер, чувствуется даже легкий сквозняк при t + 30+35 C.

Мой вылет в Москву тоже не прошел гладко, оказывается в день вылета из Сайгона в аэропорту произвели очередную диверсию и вылет был отложен, в течение 4-х дней меня ежедневно пытались проводить, но, увы, приходись просто бродить по городу и вбирать в себя последние тропические впечатления. Вылет был Сайгон-Хабаровск-Москва. Приятно и неожиданно было встретить в межсекторе г.Хабаровска Л.К.Шустову, оказывается она провожала очередную японскую делегацию нашей экспедиции, через 7 часов Москва, все на Родине.

Работа в тематической партии была возобновлена, потом работа под началом Савицкого В.О. до самой его скоропостижной кончины, потом в камеральной партии, а с 1994 г. я перешла в архив, делопроизводитель-архивариус. Работая в архиве и наблюдая то количество специалистов, которые работали и что на сегодня сознаешь, что в 4 раза уменьшился объем работающих специалистов, конечно же, новые технологии, вычислительная техника сделали большой шаг. В последние годы очень часто менялись названия: теперь мы не экспедиция, ОАО «Дальморнефтегеофизика» и у нас уже нет очень многих специалистов, работавших в конце 20 века, коллектив тихонько обновляется, и увеличивается география его геофизических работ.

С.И.Мирошниченко

15.04.2005 г.