- Часть 6

Казимиров Авенир Андреевич

Воспоминания. Ч.6

Алекс - Юстасу

Радистка Кэт передает продолжение воспоминаний.

Добрый всем день, здравствуйте, после небольшого перерыва продолжаем описывать очередной этап жизнедеятельности экспедиции под эгидой Мингазпрома.

… Руководство министерства и Главморнефтегаза предпринимают решительные шаги по наращиванию объемов морских геолого-разведочных работ на шельфах морей, подкрепляя их практическими мерами – создается институт ВНИПИМорнефтегаз, в состав ВМНПО «Союзморгео» передается Краснодарский завод «Газмашаппарат» (производство газовых плит, бытовых баллонов, счетчиков), который постепенно (теперь он уже называется «Моргеофизприбор») превращается в поставщика серийного производства отечественных разработок для морских геофизиков – пьезокосы ПСК-10, позднее ПСК-12 на 48 и 96 каналов, новых модификаций пневмоизлучателей, в т.ч. ПИ-200 (для работ методом КМПВ), сонара бокового обзора «Катран», герметичных контейнеров на морские платформы для установки каротажных станций и подъемников. С учетом месторождения под личным контролем Министерства институты ВНИПИМорнефтегаз и СахНИПИМорнефтегаз осуществляют ТЭО по строительству с берега специального тоннеля, из которого впоследствии планировалось осуществлять эксплуатационное бурение, добычу нефти и газа и транспортировки их на берег (этому проекту претвориться в жизнь не удалось, но смелость и необычность идеи уже тогда вызывала восхищение). Под трассу подземного (подводного) коридора был силами нашей экспедиции и отделом И.Г.И. института в г. Охе выполнен очень большой объем исследований (Г.И. Кононова) под общим руководством В.Я. Кулиничева. Данные работы (с учетом результатов обобщения М.А. Шпиталенко по инженерно-геологическому районированию сахалинского шельфа) позволили в принципе уже к 1982 году полностью отказаться от помощи японских коллег.

Одновременно, в течение 1979 –80 г.г., специалисты Мингазпрома совместно с ГКЭС (госкомитет по экономическим связям при СМ СССР) и ВО «Техноэкспорт» ведутся переговоры с руководством Вьетнама (ГК «Петехим») по подготовке к подписанию Соглашения о проведении на шельфах СРВ геолого-геофизических работ. С учетом имеющихся на тот момент материалов советские специалисты (в том числе сахалинцы О.О. Шеремета, Э.Г. Пудиков, Ю.А. Тронов, В.А. Демидов) дали высокую оценку перспектив нефтегазоносности вьетнамского шельфа, в первую очередь – Каншонской и Кыулонгской впадин Южно-Китайского моря, залива Бак-Бо, что явилось основанием для начала морских геофизических работ силами Тихоокеанской экспедиции, а также для создания СП «Вьетсовпетро».

Однако, еще до начала данных исследований, в рамках Программы изучения Мирового океана («Эскато – 2») НИС «Поиск» и полевая партия (Е.И. Глушков) обработали около 2500 пог.км комплексных геофизических профилей в срединной части Сиамского залива, геологический отчет по данной теме (А.В. Журавле) получил высокую оценку.

С самого начала образования в 1981 г. СП «Вьетсовпетро» в его научной и производственной деятельности принимали участие специалисты «Союзморгео» и Тихоокеанской экспедиции (Л.И. Кузменко, В.В. Щербаков) А.В. Журавлев, В.В. Корнейчук), а первые контракты через ВО «Техноэкспорт» начались с создания в СРВ (г. Вунгтау) Сезонной Морской геолого-геофизической экспедиции в 1981 г. (руководители – И.И. Гриценко, М.А. Шпиталенко). С привлечением судов «Дмитрий Лаптев» «Степан Малыгин» «Эксперимент – 2», «Триас», «Диабаз» были в короткие сроки подготовлены детальными изысканиями на перспективных структурах Белый Тигр, Дракон, Бави, Баден, Волк, Дайхунг десятки площадок для постановки на грунт СПБУ, БС и опорных блоков стационарных морских платформ. Береговая лаборатория в тяжелейших тропических условия оперативно обработала тысячи проб по определению физико-механических свойств данных грунтов (А.Н. Стаценко, Г.Н. Логачева, Р.М.Боровкова, Л.И. Дорошко). Ограмную помощь в организации необходимой точности привязки оказывал радиогеодезический отряд, развернув систему «Силедис» и Торан» на маяках Вунгтау, Кеван, Фукуи (И.М. Ицкович, А.М. Логачев, Н.Н. Понайотов, В.В. Соломатов, В.Ю. Туханин, В.П. Андрианов, Б.М. Карнаухов).

По согласованию с вьетнамской стороной на берегу был установлен приемно-передающий радиоцентрэкспедиции с позывным списанного к этому времени НИС «Геофизик». Это обеспечивало нормальную оперативную связь как между подразделениями в СРВ, так и с основной базой экспедиции в г. Южно-Сахалинске ((тут надо вспомнить и добавить Ф.И.О. наших радистов!). Наибольший объем комплексных поисково-детальных геофизических работ пришелся на 1982-1984 г.г., когда полевые партии и экипажи НИС «Поиск» (Е.И. Глушков, Г.С. Стрижак), НИС «Искатель» (А.М. Лившиц, В.В. Ушаков) под руководством береговой административной группы (К.А. Долгунов, Ю.П. Батищев, Л.П. Ломакина, А.В. Ситилин) отработали с высоким качеством материала свыше 12000 пог. Км профилей на северо-восточном шельфе СРВ, а результаты обработки и интерпретации данных показали высокую перспективу нефтегазоносности залива Бак-Бо. С учетом новой полученной информации ГУНГ «Петровьетнам» попросил помощи в организации смешанной вьетнамо-советской новой (морской) партии на базе их старого, неприспособленного судна «Заря». Безвозмездно из нашей экспедиции были переданы с/ст «Прогресс», 1200-метровая пьезокоса, комплекты пневмопушек и необходимое количество магнитной ленты, в работе партии непосредственное участие в течение 1984-1985 г.г. приняли С.В. Бондарь, А.Г.Астафьев, А.Ф. Субботин, а все полевые материалы впоследствии были под наблюдение вьетнамских специалистов обработаны в нашей экспедиции на ВЦ «Сайбер».

Стоит упомянуть и о том, как НИС «Искатель» по специальному заданиюСП «Вьетсовпетро» с помощью протонного магнитометра отыскал устье скв. «Бать-Хо №1», законсервированной американцами еще в 1974 г. Именно на этом месте СП «Вьетсовпетро» построило стационарную морскую платформу МСП-1, добывшую первую нефть на шельфе СРВ в 1985 году. Причем, по первоначальной технологической схеме разработки месторождения «Белый Тигр», основные промышленные запасы нефти связывались с залежами в миоцене, а о высокодебетной залежи в трещиноватой коре выветривания палеозойского фундамента тогда никто и не предполагал. Поэтому первоочередные МСП-3, 4, 5 и 6 впоследствии быстро «подсели» в добыче, практически сегодня простаивают («памятники бесхозяйственности» и непродуманных решений в эпоху социализма). Но компартия Вьетнама сказала :»… стране нужна нефть!», срочно (и опять безвозмездно!) из СССР перегоняется танкер «Крым» на 150 тыс.тонн, который после ремонта и переоборудования назовут «Чилинь». Голландско-норвежская фирма («АSB» - «Ноблл-Дентон») разрабатывает проект на установку УБН – 1 (установка беспричального налива нефти_, с помощью которой в «Чилинь» в 1986 г. должно быть накачано 40 000 тонн. Помню, как меня и Б.М. Карнаухова летом 1985 года вызвал 1-ый зам. Министры В.И. Тимонин и выдал задание по сверхточной привязке точек забивки семи свай, установки подводного манифольда и центрального поворотного монобуя. Вне вяских фондов, из резерва Министерства по нашей настоятельной просьбе буквально в течение месяца экспедиция получила сверхточные теодолиты и лазерные светодальномеры, с помощью этой аппаратуры наши радиогеодезисты блестяще справились с этой сложнейшей задачей, танкер «Чилинь» вовремя был установлен на проектную точку, пришвартован к монобую (где стоит до настоящего времени), а задание СП «Вьетсовпетро» по добычи нефти на 1986 г. и ее отгрузки на экспорт было успешно выполнено.

Но рассказывая о вьетнамской эпопее, нельзя не упомянуть и наиболее важные моменты и отдельные эпизоды в рамках работ на шельфе Сахалина, происшедшие в нашей экспедиции в те (уже далекие) годы. Все вы прекрасно помните, как в ноябре 1980 г. при транспортировке СПБУ «Оха» после успешного завершения полевого сезона на с-в. шельфе во время шторма оборвался буксирный трос у ТБС «Поронай» и буровую выбросило на камни (к счастью, обошлось без жертв). На остров прибыл и возглавил оперативный штаб по организации спасательных работ зам. министра Н.М. Немчинов, были привлечены огромные силы и технические средства (один военный буксир «Машук» чего стоит). Однако все попытки стащить буровую были безуспешны. Тогда наша экспедиция предложила использовать арендованное судно»Дмитрий Лаптев» (оно стояло у причала Корсаковского порта и в ближайшие дни должно было направляться в СРВ для выполнения контрактных работ). На этом судне был специальный промерный катер с высокоточным эхолотом и сонаром бокового обзора. Пришли в район работ, 7 и8 ноября на этом катере, пеленгуясь с судна, отработали несколько профилей-галсов, подходя прямо между опорами полузатонувшей буровой, ночью наш геолог В.Н. Костюхин построил батиметрическую карту-схему рельефа и характера донных осадков, а утром 9 ноября мы показали ее представителю страховой компании из Норвегии, который тут же дал указание буксирам перестроиться, перезавести троса и тащить СПБУ по азимуту 72 градуса, т.е. так, чтобы опоры могли проскочить мимо коренных скальных выходов точно по коридору, где были песчано-глинистые наносы. И с первой же попытки! Буровая сдвинулась с места и была отбуксирована в море на участок с ровным дном. Н.М. Немчинов прибыл на борт ГС «Дмитрий Лаптев», по громкой связи поблагодарил всех участников спасательной операции, а когда судно вернулось в п. Корсаков, мы были приятно удивлены тем, что приказом Министра за помощь при спасении СПБУ награждены денежной премией.

Не только для наших сотрудников, но и для всех сахалинцев все еще в памяти жесточайший тайфун «Филисс». Который прошел по югу острова в начале августа 1981 года, принесший огромные убытки с/х, разрушения в коммунальной сфере и, к сожалению, человеческие жертвы. В те дни у причалов Невельского рыбного порта мы как раз передавали японской стороне арендованные на полевой сезон для выполнения очередного этапа И.Г.И. специализированные НИС «Кайко-Мару – 8» и «Кайко-Мару – 11», но из-за непогоды не смогли своевременно прибыть сменные экипажи, однако, в конце-концов, нам удалось договориться, что трое суток не пойдут в оплату общего срока аренды.

Ну а, буквально через неделю, еще не оправившиеся от стихии, южно-сахалинцы принимали солидную делегацию из Москвы и Токио по случаю открытия монумента советско-японской дружбы и офиса секретариата «СОДЕКО» на ул.Сахалинской рядом с гостиницей «Турист».

В экспедиции проходят в 1982-83 г.г. кадровые потери: уехал в Москву Б.А. Сидоров, приглашенный в Главморнефтегаз на должность начальника отдела морской геофизики, покинули экспедицию переводом в Мурманск и Ригу И.И. Гриценко, М.А. Шпиталенко, в Мурманск для укрепления экспедиции в рамках «Союзморгео» отбыл П.П. Снетко, чуть позже к Б.А. Сидорову в отдел перевелся и В.С. Борейко (он впоследствие возглавил группу наблюдения в Финляндии за постройкой и поставками оборудования НИС «Академик Гамбурцев»). Для комплектования экипажа и полевой партии, их визированию, подготовки к перегону судна в 1983 г. в порт приписки Корсаков очень много усилий потребовалось от ОФ и ОК экспедиции. Кстати говоря, по моему глубоко личному убеждению, этот пароход по своим мореходным качествам, комфортности, автономности плавания, а самое главное – возможности перехода в режим электрохода при работе на профилях – являлся наиболее эффективным судном для морской геофизики. Еще раньше, в 1981 г., по согласованию Мингазпрома и Минрыбхоза для обеспечения бурения инженерно-геологических скважин для нужд СП «Вьетсовпетро» было принято (ошибочное на мой взгляд) решение о передаче в состав флота нашей экспедиции опытного образца рыбацкого сейнера-катамарана «Эксперимент – 2», находившегося в ремонте на заводе «Янтарь» в Калининграде. Срочно комплектуется экипаж для перегона судна на ДВ под руководством опытных капитанов Ю.И. Федорченко, В.Н. Лебедева, зимой 1982 г. в п. Советская гавань на судне под руководством неутомимого А.Г. Меликова был установлен буровой станок ЗИФ – 650А, а к началу полевого сезона в СРВ НИС «Эксперимент – 2» благополучно прибыл в апреле 1982 г. в распоряжение Сезонной морской экспедиции. К большому сожалению, огромная парусность судна из-за конструкции катамарана, сильная изношенность судовых механизмов (дизеля, лебедки) и корпуса (результат рекордных рыболовецких экспедиций) не позволили нашим специалистам нормально отработать контрактные задания. Когда во время своего визита в Вунгтау Н.М. Немчинов (зам.министра Газпрома по флоту) чуть не провалился с трапа в трюм – он (надо отдать ему должное) тут же разрешил нам его досрочно списать, тем более, что на Ярославском СРЗ ММФ к этому моменту завершилось также целевым для нас строительство нового ИГС «Диабаз» (проект СТ-503), на котором для успешного бурения скважин были установлены бурстанок ЗИФ-1200, компенсатор вертикальных колебаний, дополнительные кормовые якоря для удержания на точке.

И вновь в течение всего 1983 г. потребовались серьезные усилия всех служб экспедиции для комплектования экипажа по приему и перегону судна на Сахалин, обеспечения снабжения табельным судовым имуществом, специальным буровым оборудованием, расходными материалами. Впоследствие экипаж НИС «Диабаз» и коллектив инженерно-геологической партии успешно зарекомендовали себя в работе, особенно на шельфе СРВ, где еще в 1993 г. прошла под эгидой ДМИГЭ (В.И. Кириенко, П.В. Зыбинский) вместе с представителями завода торжественная церемония в честь 10-ой годовщины эксплуатации этого парохода-трудяги.

Вновь возглавив экспедицию в 1981 году, я сразу почувствовал ту огромную напряженность всего коллектива, связанную с резко возросшими объемами морских работ, машинной цифровой обработки материалов, камеральных и лабораторных исследований. Теперь у нас уже не было той возможности, зимой «передохнуть» после полевого сезона, т.к. те же самые работники вынуждены были выполнять контрактные обязательства для СП «Вьетсовпетро», люди работали без отгулов, накапливалась физическая усталость. Но объединение «Союзморгео», «Главморнефтегаз». СП «Вьетсовпетро», непосредственно наш буровой заказчик ВПО «Сахалинморнефтегаз» требовали новые точки для бурения, новые площадки для постановок СПБУ, ППБУ, БС. Да еще Обком КПСС под боком, так что попробуй не выполнить! Вот лишь 2 примера: вне всякихпланов поступают материалы из Калининградской экспедиции, надо срочно обработать на ВЦ «Сайбер» морские сейсмические данные для СП «Петробалт» (сейчас это знаменитый блок «Д – 6», где недавно НК «Лукойл» установила МСП и скоро начнет добычу нефти!). Наи специалисты успешно справились с этой задачей (даже получили благодарственное письмо от главного геофизика А.С. Брусницина), но в общий объем работ экспедиции это не было засчитано. Или история по выводу в необходимую точку БС «Михаил Мирчинк» в сентябре 1983 г. (эпопея с южно-корейским «Боингом»), когда в течение 1 дня наши радиогеодезисты развернули систему «Селедис» в пос.Шебунино, на о-ве Монерон и Холмске, а потом целую неделю ребята питались лишь сухим пайком (спасибо военным), но со своей задачей справились.

Не хватало кадров – всех звеньев и многих специальностей, требовалось укрепить ведущие отделы и службы. К большому сожалению было практически прекращено капитальное строительство, большие сложности возникли в Стройбанке с финансированием объемов обработки по СФН ВЦ «Сайбер». При всем уважении к руководству ВМНПО «Союзморгео» и Главморнефтегаза нельзя не сказать и о том, что в течение 1981-82 г.г. все их задачи сводились к переезду в Мурманск и создания там режима наилучшего благоприятствия. Хотя с государственной точки зрения (учитывая огромные прогнозные ресурсы арктического шельфа) на перспективу это, наверное, было правильным решением, но мы все сразу это почувствовали при защитах пообъектных планов, финансированию госбюджета, капитальных вложений, долевого участия и т.д. Пришлось буквально «взывать» к почему-то всеми забытому Постановлению СМ СССР от 1976 г. «…О мерах по усилению…», к Генеральному соглашению с «СОДЕКО». И опять хочу выразить большую признательность сахалинским областным и городским советским и партийным органам за практическую помощь в «расширении узких мест». Положительным моментом явилась реорганизация производственных экспедиций объединения «Союзморгео» в ранг трестов в 1983 г. – так Тихоокеанская экспедиция стала называться «Трест Дальморнефтегазгеофизразведка» (помню как мучился гравер, делая для гербовой печати слово из 29 букв), позже (в 1988 году) мы стали «Дальморнефтегеофизика», были просто трестом, а затем ФГУП «ДМНГ» и, наконец, ОАО «ДМНГ».

Поледняя балансовая комиссия в Краснодаре прошла зимой 1985 г., там впервые мы познакомились с руководством треста «Каспморнефтегеофизика» (Ф.Г. Рагимханов, Э. Бабаев, Гаджиев), с этим коллективом у нас надолго сложились хорошие деловые отношения (помощь в обработке на «Сайбере» ихгеолого-геофизических материалов, помощь в организации в Баку собственного ВЦ, помощь в освоении РГС «Силедис», помощь в перегоне из Финляндии на Каспий судна для мелководья «Профессор Федынский», ИГС «Бакерит» (с динамической системой позиционирования, которое сначала предназначалось для работы у нас на Сахалине). А их специалисты И.Г. Агаджанянц, В.Б. Горбунов, сами попросившиеся к нам переводом из Баку, зарекомендовали себя в нашем многонациональном коллективе как грамотные геофизики и хороие организаторы производства.

Да, чуть-чуть не забыл! Все вы помните, что приказом Министра газовой промышленности для Гламорнефтегаза и всех находившихся в его подчинении производственных и научных подразделений была введена обязательная форменная одежда установленного образца по рангам в зависимости от занимаемой должности (Министр – высший XIII ранг, управляющий трестом – VIII ранг, что-то вроде контр-адмирала флота и т.д. и т.п. по нисходящей). Вскоре нас в шутку стали называть «летчиками-подводниками». Зато как красиво в этой форме на работе и особенно на праздничных демонстрациях выглядели наши милые сотрудницы!

… Действительно, период работы с 1983 по 1986 г.г. был для треста очень сложным, но оказался довольно успешным и в производственно-геологическом плане,, и в плане наращивания мощностей (специализированный флот, строительство производственной базы, объектов жилья и соцкультбыта). Благодаря значительному заделу рекогносцировочно-поисковых исследований на СВ и ЮЗ шельфе Сахалина трестом детальной съемкой были подготовлены для разведочного бурения Пильтун-Астохская, Лунская, Южно-Лунская, Киринская, Набильская, Астрахановская, Надеждинская, Гавриловская, Изыметьевская, Александровская структуры, проведены широкомасштабные работы на Приохотском, Примагаданском, Западно-Камчатском и Беринговоморском шельфах. Укрепился геологический отдел (В.П. Берсенев, Б.Е. Ованесян, Г.Б. Торчинова), камеральные партии (В.О. Савицкий, В.В. Куделькин, Ф.С. Хваткина, Д.Д. Гатаулин), создается уникальное подразделение – партия ППГР (В.Н. Агеев, А.В. Горохов, С.Г. Шилкин, И.Ш. Клемблеев). По результатам рекомендаций наших специалистов уже вне рамок Соглашения с «СОДЕКО» открыты новые крупные месторождения УВ – Лунское, Пильтун-Астохское, Аркутун-Дагинское, Изыльметьевское.

(Продолжение следует)

С уважением, Казимиров.

17.03.04