- Часть 4

Казимиров Авенир Андреевич

Воспоминания. Ч.4

Алекс - Юстасу

Радистка Кэт передает продолжение воспоминаний.

Продолжение 1974-го года.

На особом контроле МГ СССР и Минсудпрома в 1974 г. находилось строительство в Хабаровске головного геофизического судна проекта 1615 (на базе серийного рыбацкого парохода СРТМ). Очень долго рождалось его имя «Поиск» (хотя первоначально предлагались такие академические названия как «ТЕТИС», «ГОНДВАНА»), к тому уже позже мы узнали, что «наверху» решили показать эту новинку на Всемирной выставке «ЭКСПО – 75» в Окинаве. Положение осложнялось еще и тем, что помимо новой сейсмостанции «Прогресс» на судне устанавливалась цифровая система сбора информации «Град», а получаемые полевые (морские) материалы должны были в масштабе реального времени обрабатываться прямо на борту с помощью ЭВМ «Минск-32». Нам пришлось по согласованию с руководством завода на месте организовать (за счет средств и фонда з/п экспедиции) группу наблюдения во главе с Г.З. Рыбачуком, который внес большой вклад в организацию строительно-монтажных работ, а самое главное – в ритмичность поставок от многочисленных контрагентов судового и научного оборудования. В экспедиции началось заблаговременная работа по подбору и комплектованию экипажа, их визирование. На должность капитана НИС «Поиск» их Калининграда был персонально приглашен ШДП Д.В.Сенчило. С подготовкой к приемке судна и участию его в рейсе на «ЭКСПО-75» лично у меня связана очень неприятная история и первая серьезная стычка с гендиректором НПО «Южморгео» И.А. Гаркаленко. Дело в том, что в общей смете инвалютных расходов на этот рейс было предусмотрено 45 тыс. инвалютных рублей (огромные по тем временам деньги) для обеспечения на судне необходимого внутреннего интерьера (мягкая мебель, ковровые дорожки, картины, посуда, сувениры). Однако фактически на судне были отделаны пластиком коридоры и межтраповые переходы, а также таблички на английском языке по рекомендованным маршрутам экскурсий для иностранных туристов. Ну, а … все остальное… я увидел собственными глазами в приемной и кабинете гендиректора в Краснодаре летом 1975 г., вот и высказал ему «ФЭ»!.. (Что-то насчет коррупции и злоупотребления служебным положением).

А вот вам пример совершенно противоположного отношения к нашим проблемам: выделенные 150 тыс. капвложений для строительства жилого дома (под так называемый «нулевой цикл») местные строители освоили уже в августе, но под «честное слово» Домостроительный комбинат продолжал строительство. В начале декабря на Сахалин прилетел начальник УМГРР МГ СССР Н.П. Будников, повели его на стройплощадку, а там уже крышу стропят над всеми 5-ью этажами, он не поверил, что так быстро (да еще без денег!), при нас позвонил Первому замминистра МГ А.Г. Зубареву, доложил о ситуации, а уже через сутки фототелеграфом в Стройбанк поступила измененная форма – 2-КС (финансирование жилищного строительства за счет капитальных вложений), где вместо 150 тыс.руб. стояло – 900 тыс.руб.! Так мы расплатились с «Подрядчиком»за фактически выполненный объем СМР, «Сахалинстрой» перевыполнил свой план, а Мингео смогло залатать дырки по невыполнению плана другими регионами Союза (а в те времена за срыв планов строительства и ввода жилья наказывали по полной катушке!)

Полевой сезон 1974 г. также завершился довольно удачно: на структуре Одопту впервые по детальной сетке профилей были проведены наблюдения методом МОВ – ОГТ (6-12-крат.), а партия инженерной геологии на переоборудованном НИС «Геофизик» в заливе Уркт пробурила первую скважину с отбором керна колонковой трубой глубиной по грунту 18,3 метра. Одновременно экспедиция заключила договор с Донецким политехническим институтом на разработку и внедрение в производство погружных гидровибраторов ПГУ-72 для бурения мелких скважин (до 5 метров), что впоследствии показало их высокую эффективность, хорошую производительность и, в конце концов, позволило нам отказаться от традиционного отбора данных грунтов драгированием. Большая заслуга в этом принадлежит нашим работникам – выпускникам ДПИ П.В Зыбинскому, А.Г. Меликову, А.Б. Турчину.

Но самое главное – в ноябре-декабре были сняты (под наблюдением завода-изготовителя) контрольные тесты береговой ЭВМ «Минск-32», опробован в опытно-производственном режиме пакет обрабатывающих программ (большую помощь здесь оказали сотрудники института НИИ Моргеофизика В.А. Павлов, Д.В. Клочков). Таким образом, первый ВЦ по обработке геофизической информации начал отсчет в своей славной трудовой биографии.

1975 год – о нем хочется сказать особо, так как с учетом достаточно большого (к тому моменту) объема морских исследований (сейсморазведка, набортная гравика и забортная магнитометрия, термометрия), анализа геологических предпосылок для определения перспектив нефтегазоносности (не только Сахалинского шельфа, но и в целом ДВ-морей), выполненных Сахалинскими организациями (СО ВНИИГРИ, СахКНИИ, СахТГУ под руководством С.Н. Алексейчика, В.С. Ковальчука, Э.Г. Коблова , М.Х. Лившица, А.В. Журавлева, П.М. Сычева, Г.С. Гныбиденко, И.К. Туезова – все это послужило нвдежной основой для ведения переговоров между СССР (Минвнешторг, ВО «Судоимпорт») и Японией, по результатам которых 26 января 1975 г. было подписано знаменитое Межправительственное Соглашение с компанией «Содеко» - «О сотрудничестве в области разведки, обустройства месторождений, добыча нефти и газа на шельфе о. Сахалин…». Это ознаменовало начало нового качественного этапа в развитии нефтегазапоисковых работ в нашем регионе, но главное – за счет кредитов японской стороны появились реальные финансовые средства для модернизации НИС, строительства СПБУ, закупки мощнейшего (по тем временам) импортного вычислительного центра, строительства производственно-лабораторного корпуса, жилья и т.д. (здесь я уступаю право детально изложить эту эпопею В.И. Игревскому).

В те годы нефтяной бум на Северном море (особенно норвежский и британский сектора) достиг своего пика, мы выглядели явными «салагами», все абсолютно было в диковинку, этот психологический шок необходимо было срочно преодолеть. Мне очень повезло, так как удалось побывать на курсах руководителей морской геологии при Ленинградском Горном институте (кафедра профессора В.И. Воронова), а также в составе делегации (работники МГ, Мингазпрома, ЦКБ «Рубин», ЦКБ «Коралл») побывать в Англии на I океанографическом конгрессе (г.г. Брайтон-Лондон, март 1975 г.). То, что я увидел и услышал, воочию подтверждало, что освоение шельфа на одном энтузиазме, «голыми руками» - невозможно, все это потребует огромных сил и средств, весь потенциал научно-технического прогресса должен быть поставлен на службу морским геологам, нефтяникам, геофизикам, а технический уровень и культуру производства наших специалистов необходимо поднять на 1-2-3- порядка. Требуется много энергичных молодых людей по специальностям геофизик, геолог, программист, электроник, гидрограф, радиогеодезист. Приглашение целой когорты дипломированных специалистов из Москвы, Свердловска, Ленинграда, Новосибирска, Томска, Ивано-Франковска становится возможным, благодаря сдаче в эксплуатацию в мае 1975 года 60-тиквартирного дома по ул. Хабаровской (наши работники получили 40 квартир), заселение первого 12-кв. дома в п.Луговое ( ул. Пионерская 38), построенного хозспособом (т.е. собственными силами совместно со стройучастком СахТГУ). Остро встает вопрос о службе научно-технической информации, в решении этой проблемы очень много сил и знаний внесли М.К. Известная, Н.В. Ковальчук, Н.В. Прокопова, Т.В. Кулиниченко. Вместо модной в те времена политической и экономической учебы руководство экспедиции своим внутренним приказом ввело техническую учебу, обязательное изучение английского языка. Со временем техническая библиотека экспедиции (треста) стала одной из богатейших в г.Южно-Сахалинске, а наши работники Л.К. Шустова, Г.Я. Соколова, В.В. Ведров, Л.Т. Войта, Н.В. Баландин, В.В. Вильчинская являлись лучшими переводчиками по морской геологии и геофизике, многие из них и сегодня успешно продолжают работать в различных иностранных фирмах, занимающихся обустройством месторождений, добычей нефти и газа по проектам СРП «Сахалин-1» и «Сахалин-2».

Летом 1975 г. НИС «Поиск» после успешных завершений на заводе швартовых и ходовых испытаний прибыло в порт своей приписки – Корсаков, в течении всего лета и осени в заливе Анива отрабатывались опытные профили с одновременной отладкой судового и научного оборудования, комплектации экипажа и персонала геофизиков к предстоящему длительному рейсу для выполнения комплексных геофизических исследований в Мировом океане по программе «ЭСКАТО», причем , учитывая объемы работ и сроки их отработки в рейсовом задание были предусмотрены 3 захода в иностранные порты (Хакодате, Манила, Окинава), а контроль за его выполнением помимо МГ СССР был возложен на ГКНТ при Совмине Союза (об этом рейсе, в котором мне пришлось принимать непосредственное участие, я расскажу чуть позже). Для практической реализации Советско-Японского соглашения была проведена огромная работа совместно с областными советскими и партийными органами, руководством НПО «Южморгео» МГ СССР. Мингео РСФСР по подготовке очень важного Постановления СМ СССР «О мерах по безусловному выполнению…», вышедшему в свет в конце 1975 г., в котором , в частности, были конкретно для нашей экспедиции записаны объекты строительства ПЛК, жилых домов, закупка импортных радиогеодезических систем «Силедис-ЛД» и «ТОРАН-П-100», вычислительного комплекса «Сайбер-173».переоборудование НИС «Поиск» (а позднее и НИС «Искатель») импортными геофизическими и навигационными комплексами. Выделение площадок под строительство, подготовка ПСД, согласование объемов подряда было осуществлено в кратчайшие сроки, что позволило в 1976 г. начать строительство 55-кв. дома по ул. Комсомольской (подрядчик «Трансстрой») и I очередь ПЛК (подрядчик «Сахпромстрой»). В составе СахТГУ образована новая структурная единица – Дальневосточная экспедиция глубокого бурения (ДВМНГЭгб) – прообраз будущего ДМУРБа.

В нашей экспедиции успешно комплектуется состав радиогеодезической партии, специалисты которой под руководством первых на Сахалине французских консультантов фирмы CGG и «Серсель» в течение зимы-весны 1976 г. успешно изучили (в теории и на практике) новые фазово-импульсные системы навигаций, судовые приемо-индикаторы для обеспечения необходимой точности привязки морских наблюдений по профилям (В.П. Андрианов, И.М. Ицкович, А.М. Логачев, А.К. Лубинец, В.Ю. Туханин, А.Я. Шевчук, В.В. Баранов, Н.Ф. Степанов и др.).

Первый рейс в Мировой Океан (с 31.12.75 по 6.04.76 – ровно 96 суток) – экипаж НИС «Поиск» и коллектив геофизической партии выполнил около 2000 пог.км комплексных геофизических профилей (сейсмика, гравика, магнитка, батиметрия) в районе подводного вулканического хребта архипелага Нампи, а также полигон в районе о-ва Итуруп (через залив Касатка с пересечением Курильского глубоководного желоба). Рейс запомнился и различными климатическими условиями (в тропиках – штиль и жара, на Курилах – сильнейшие циклоны и шторма). Находившийся в рейсе проектировщик от завода В.Б. Пархоменко для оценки ходовых мореходных качеств судна и работы основных узлов судовых механизмов на одном из профилей зафиксировал по креномеру угол в 36 градусов, в тропиках судовой кондиционер «Юпитер» не обеспечивал в лаборатории ЭВМ нормальную температуру (приходилось собирать по всем каютам настольные вентиляторы), а на Курильском полигоне – взрывщики-пушкари паяльными лампами отогревали воздушные магистрали сжатого воздуха. Огромные перепады глубин морского дна и непредсказуемое поведение подводного рельефа требовали от геофизиков-операторов системы «Град» постоянного контроля за временными задержками в цифровую систему, сигналы от которой шли на бортовую ЭВМ «Минск-32». Все специалисты, среди которых особенно хотел бы отметить К.А. Долгунова, С.В. Бондаря, В.А. Позняка, Л.Ф. Колпакова, Л.Н. Суховольского, И.А. Халецкого – с честью выходили из самых трудных ситуаций и получили геолого-геофизический материал хорошего качества, получивший высокую оценку АН СССР. Наше судно не пустили ни на Окинаву, ни в Хакодате, ни в Манилу ( под предлогом, что НИС «Поиск» - это судно-шпион), лишь однажды по согласованию между МГ СССР и Минрыбхоза разрешили подойти к борту сахалинской плавбазы «Кронид Коренов» для пополнения запасов топлива и воды (а за 2 литра технического спирта нас еще закидали ящиками с консервами из лосося и крабов!). Мы уже закончили последний профиль на Курилах и собирались возвращаться домой, когда по связи получили «добро» следовать в п. Сайгон (как раз закончилась американская интервенция и произошло объединение Северного и Южного Вьетнама). Но все уже очень устали, да к тому же наш «дед» Зиновьев В.П. сказал, что топлива не хватит. И через Сангарский пролив, сопровождаемые милой стайкой дельфинов, мы благополучно 6 апреля 1976 г. (как в День геолога!) пришвартовались в п. Корсаков. Что же касается Сайгона (Хошимина) и СРВ – то через некоторое время наше НИС «Поиск», «Искатель», «Диабаз», «Эксперимент-2», «Дмитрий Лаптев», «Академик Гамбурцев», «Академик Губкин», «Академик Крепс» на протяжении многих лет успешно сотрудничали на шельфе СРВ через контракты В/О «Техноэкспорта», ВО «Зарубежнефть», ГУНГ «Петровьетнам» и СП «Вьетсовпетро» - но это уже совсем другой этап в развитии и становления Тихоокеанской экспедиции! (О нем будет отдельный раздел нашей общей работы над книгой). А небольшой городок на юге Вьетнама – Вунг-Тау не только станет нефтяной столицей СРВ, но и на долгие годы будет для многих наших специалистов и моряков как бы вторым Сахалином!

Продолжал укрепляться и кадровый состав экспедиции – в основном за счет приглашения с материка молодых специалистов (Б.Г.Сапожников, С.В. Бондарь, А.В. Семенович, А.И. Овчаренко, В.И. Гаркаленко, С.Л. и И.В. Рабей, А.В. Горохов, Э.Я. Кропп), а также уже достаточно опытных геофизиков (К.А. Долгунов, В.П. Алешин, В.Н. Агеев), кроме того на месте из различных сахалинских организаций к нам на работу пришли В.А. Ним, Ким Ден Гир, В.Ф. Ляндин, И.А. Тимченко, И.Н. Пятаков и другие. Для укрепления АУП ранее из Геленджика был приглашен на должность гл. геолога КГМН В.И. Головинский, а на должность начальника ПТО из треста «Краснодарнефтегеофизика» приехал Б.А. Сидоров. Пополнялись и кадры моряков за счет выпускников Сахалинского мореходного училища, а ШДП, ШМП, судовые механики, электротехники – из Сахморпароходства, Сахрыбпрома, Корсаковской БОР, Холмской и Невельской БТФ. Достаточно сказать, что средний возраст сотрудников экспедиции не превышал 30-35 лет, подавляющее большинство из них (за исключением, пожалуй, В.И. Головинского, с которым пришлось расстаться) выросли в классных специалистов, грамотных руководителей и организаторов производства среднего и высшего звена.

1976 г. – он был еще более напряженным и в плане выполнения основных геологических заданий (НИС «Геофизик», «Геолог», «Мирный», «Поиск»), освоения капвложений по строительству ПЛК, жилого дома, второго 12-кв. дома в п. Луговое. В помощь зам. Начальника экспедиции С.И. Розину создается отдел капстроительства. Но главным событием стало выполнение контракта (первого для экспедиции) между ВО «Судоимпорт» и французской компанией СGG на проведение поисково-детальных морских работ с использованием специализированного судна «Орион Арктик» в объеме 10 000 пог.км профилей. Помимо новой аппаратуры ( с ней группа наших сотрудников во Франции прошла предварительное обучение) мы ознакомились и с методом придонной геохимической съемки с помощью аппаратуры «СНИФФЕР». Несмотря на тяжелую аварию с пьезокосой по вине корейской плавбазы, наши ребята (В.В. Баранов, В.А. Позняк, В.П. Белокрылов) к огромному удивлению французов за 2 дня перепаяли муфты секций, нарастили запасные, смастерили новый концевой буй. Партия не только выполнила объем по контракту, но и перевыполнила его, обработав 11 300 пог.км, причем была перекрыта производительность фирмы в расчете на судо-месяц, сокращен срок аренды (ВО «Судоимпорт» получило 500 тыс. инвалюты в прибыль!), руководитель рейса г-н Пужад получил на фирме значительное повышение по службе. Ну, а мы (кроме удовлетворения от хорошо сделанной работы) в стенгазете Мингео СССР удосужились заметки, в которой говорилось «…под мудрым руководством Министерства успешно осуществлен контракт…» В несколько приемов с ноября 1976 г. по май 1977 г. группа наших специалистов под руководством И.И. Хведчука успешно завершили во Франции (МАССИ) на вычислительном центре компании CGG обработку всех полевых материалов, получив новые (порой уникальные) данные о геологическом строении и перспективах нефтегазоносности. Очень большая группа наших сотрудников прошла длительную стажировку на ВЦ CGG во Франции и США (Хьюстон, фирма “CONTROL DATE”), получив сертификат на право самостоятельной эксплуатации в будущем всего вычислительного комплекса «Сайбер-172».

Абсолютно весь коллектив трудился и в море, и в поле, и в камерально-тематических партиях, а сколько субботников и воскресников мы отработали в помощь строителям – трудно перечесть. Если к этому добавить , что наша экспедиция успешно справилась с заданием по заготовке грубых и сочных кормов для с/х области, да еще умудрилась в командном зачете завоевать Переходящий Кубок Теркома профсоюзов среди геологов, прошедший год оказался успешным во всех отношениях.

(Продолжение следует)

С уважением, Казимиров.

17.03.04