- Часть 1

Казимиров Авенир Андреевич

Воспоминания. Ч.1

«краткие хронологические воспоминания о проведении морских геолого-геофизичеких исследований на шельфах Дальневосточных, Восточно-Арктических морей, стран Юго-Восточной Азии и в Мировом океане».

Алекс  - Юстасу

Радистка Кэт передает наконец-то созданный шедевр воспоминаний ветерана.

Добрый день, извините за долгое молчание. Сообщаю, что черновой вариант воспоминаний о работе экспедиции и треста  практически закончил писать, сейчас редактирую отдельные разделы и главы. В моем варианте изложения нашей общей истории будут отличия в порядке ответов на те 10 вопросов, которые Вы мне задали в начале февраля, но это моя субъективная версия. Пользуясь, случаем, выражаю большую признательность руководству треста за приглашение принять участие в подготовке к празднованию 40-летия организации.

Сегодня 17 марта отправляю с помощью Елены Геннадьевны электронное письмо, далее пойдет непосредственно авторский текст первого раздела, который можно считать либо «Введением», либо «Вместо предисловия». Далее по тексту:

А.А. Казимиров

 Посвящается Славному Юбилею 40-летию треста «Дальморнефтегеофизика» и его замечательным людям.

(или краткие хронологические воспоминания о проведении морских геолого-геофизичеких исследований на шельфах Дальневосточных, Восточно-Арктических морей, стран Юго-Восточной Азии и в Мировом океане)

Время летит незаметно и сегодня, конечно, уже практически невозможно вспомнить все детали и подробности отдельных рейсов и экспедиций. Тем не менее, все весомее ощущается вклад сотен, нет, пожалуй, тысяч сахалинских геологов, геофизиков, буровиков и моряков в изучение перспектив нефтегазоносности многих огромных акваторий, выявления и подготовки большого количества локальных структур для поискового бурения, непосредственного участия в открытии подводных месторождений углеводородного сырья. Именно, благодаря их самоотверженному труду первая морская нефть в России (да простит меня многоуважаемый Седой Каспий) была добыта на Сахалинском шельфе. Первые в России крупнейшие международные проекты на условиях Соглашений о разделе продукции – также Сахалинские, наконец, первая в России морская ледостойкая добывающая платформа – опять-таки поставлена в суровом Охотском море, символизируя достойную память замечательным людям такой романтичной профессии – морских нефтегазоразведчиков!

Как ни парадоксально, но лично я познакомился с прообразом морской, вернее, речной сейсморазведки в далеком 1956 году на своей первой производственной практике, когда попал в земноводную сейсмическую партию Березовской геофизической экспедиции Тюменского геологического управления. Краткая суть: 2 косы от центра расстановки вручную раскладывались на берегу, в центре ручным «Эмпайром» на глубину 7-8 метров бурились скважина, в которую на шестах опускалась болванка плавленного тротила весом 2,6 кг с гнездом для детонатора. Тогда, кстати, электродетонаторы были бумажные, поэтому они тщательно заворачивались в … изделие №2 (презерватив) во избежание намокания и отказов при взрыве от индукторной машинки ВМ-52. А самая удачная в то время отечественная сейсмостанция СС-26/51-Д (разработчики Воюцкий-Дроздов) была смонтирована в трюме самоходной баржи, которая спускалась вниз по течению многочисленных протоков р. Оби на 480 метров к новому пикету на берегу. В день делали 8-10 расстановок, т.е. в месяц около 120-150 пог. км профилей, тогда это была рекордная производительность.

Вновь столкнуться с вариантом «полуморской сейсмики» мне пришлось уже молодым специалистом на Сахалине в 1961 году, когда я работал оператором в Тымь-Поронайской сейсмопартии Сахалинской геофизической экспедиции СахТГУ Министерства Геологии РСФСР. У буровых станков УРБ-2А и АВБ-Т и так довольно низкая производительность, а в условиях сильной сыпучести разреза и обвалов стенок скважин терялось очень много времени на спуск заряда до забоя. Иногда за день удавалось отработать всего 2-3 расстановки, да и качество полевого материала из-за резкой изменчивости ВЧР и неоптимальных условий возбуждения упругих колебаний оставляло желать много лучшего. Вот мы с начальником партии (Крючков Анатолий Иванович) и старшим взрывником (Григорьев Николай Петрович) решили вместо бурения скважин завозить 24-48 килограммовые заряды (как раз 1-2 ящика тротила) от берега на обычной рыбачьей лодке до глубины воды 3-4 метра (чтобы избежать отрицательного воздействия воздушного хлопка при взрыве). Результат превзошел все наши ожидания – качество сейсмических записей намного улучшилось, а производительность работ по береговому профилю от г. Поронайска до пос. Взморье возросла на порядок. Почти 180 пог. км партия отработала за 2,5 месяца, наша инициатива получила высокую оценку тогдашнего начальника Управления геофизических работ Мингео РСФСР г-на Богданова А.И.

С «подобием» сейсмического судна я смог ознакомиться на следующий 1962 год, когда наша сухопутная партия работала в Невельском районе, базируясь в пос. Ясноморск. В морской ковш зашла какая-то необычная японская шхуна (типа «Кавасаки») для пополнения запасов продовольствия и воды. Выяснилось, что в нашей экспедиции под руководством В.И. Григолюнаса на базе арестованной нашими пограничниками шхуны организовали сейсмический отряд (руководитель Пудиков Э.Г.), поставив ему задачу провести опытные рекогносцировочные исследования в Татарском проливе, заливах Анива, Мордвинова и Терпения. Использовалась аналоговая 24-канальная станция, пьезокоса длиной 600 метров и плавучая взрывмагистраль (в те времена еще было разрешено при морских работах использовать взрывчатку), привязка осуществлялась с береговых постов теодолитными засечками.

Именно в это время мне посчастливилось познакомиться с В.А.Сиплатовым, П.М.Сычевым, В.А.Позняком, Л.П.Кутейкиной, Э.Г. Пудиковым и другими энтузиастами морской геофизики на Сахалине. А в 1961 году был написан и успешно защищен самый первый официальный отчет (авторы Э.Г.Пудиков, Ф.С.Хваткина, Л.Н.Суховольский), который подтвердил высокую геологическую эффективность морской сейсморазведки. К большому сожалению, начатые «пионерские» морские работы не нашли понимания у тогдашних руководителей Сахалинского Геологического управления и были прекращены. Но, Слава Богу! нашлись умные и смелые головы (А.П.Милашин, П.М.Сычев, А.Н.Волков, В.А.Сиплатов, М.Х.Лившиц), которые смогли убедить Госгеолком СССР и директора института ВНИИМоргео (г. Рига) в целеобразности создания на Сахалине специализированной морской геофизической службы. Сначала в виде Тихоокеанской группы партий на самостоятельном балансе, которая, в конце-концов, преобразовалась в новую юридическую единицу – Тихоокеанскую экспедицию ВНИИМоргео, с конторой в г. Южно-Сахалинске на ул. Сен-Катаяма 6.

Поэтому сегодня – 24 декабря 2005 года – мы справедливо и заслуженно отмечаем свой 40-й день рождения, весь коллектив полон сил и желания достойно встретить и следующий  - Золотой Юбилей, который (я в этом глубоко уверен) уже будет проходить в окончательно окрепшей и возрожденной России!

С праздником Вас, дорогие друзья, бывшие коллеги и сослуживцы, доброго Вам Здоровья, радости, счастья, семейного благополучия, новых творческих трудовых успехов в ранге только что образованного акционерного общества!!!…

"(Продолжение следует)"

С уважением, Казимиров.

17.03.04