Выбор пути

Выбор пути

Кропп Эдуард Яковлевич

ВЫБОР ПУТИ
(1989-1991 г.г.)

По нескольким важнейшим позициям развития предприятия пришлось принимать решения в этот период. Эти решения принимались в достаточно жестких спорах. В эти споры были втянуты не только руководство треста и ведущие специалисты, не только СТК (совет трудового коллектива) и Профсоюз, но и весь коллектив предприятия. Собирались собрания по подразделениям и общие, заседал СТК и Профком, по тресту гуляли открытые и закрытые письма…

По большому счету надо было принять решение по трем вопросам:

1. Сохранять ли трест предприятием, которое способно обеспечить полный цикл геологоразведочных работ (съемка, обработка, интерпретация) или разделить предприятие для лучшей выживаемости на три самостоятельные фирмы.

2. Ввиду развала и ликвидации союзных ведомственных структур надо было найти организационное место треста в новых условиях.

3. Приватизация.

Для понимания сути дебатов и воссоздания тогдашней «революционной» атмосферы приведу пару документов:

На все суда

 

ОТВЕТ НА ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

В письме поднято два вопроса:

Вопрос 1. Место треста в структурах РСФСР.

Предлагается три варианта:

1. Госкомгеология РСФСР.

2. Корпорация Роснефтегаз.

3. Государственная корпорация СЭЗ.

Предлагается идти в Государственную корпорацию СЭЗ. Аргументов при этом не приводится. Я буду аргументировать по всем трем вариантам.

I. Почему надо идти в Госкомгеологию РСФСР.

1. Статус этого органа – создание запасов сырья.

2. Финансирование из бюджета РСФСР наших работ уже с 1991 г. (и в дальнейшем) поручено этому комитету.

3. Этому комитету поручено давать лицензии на материалы (и мы их уже получаем).

4. Есть согласие Госкомитета по имуществу.

5. Комитет не управляет (70 чел. штата), а только финансирует.

II. Почему не надо ходить в Роснефтегаз.

1. Этот монстр сделан для выживания бывших министерских структур.

2. Он на самофинансировании и не предусматривает бюджета.

3. Разведочных предприятий там не предусмотрено.

4. По сути он не будет утвержден.

III. Почему не надо ходить в СЭЗ

1. Государственной корпорации не существует и значит не с кем обсуждать этот вопрос.

2. Интересы области уже, чем задачи, стоящие перед трестом (Север, Магадан, Чукотка).

3. Вопросы финансирования область не решает, так же, как и вопросы капстроительства и судоремонта (Геолкомитет принял к рассмотрению все эти вопросы).

4. Мы бесполезно теряем время по формированию плана 1992 г. – это крах.

Вопрос 2. Приватизация.

Безусловно, её надо делать, и первый шаг – ревизия основных фондов в тресте проведена. В письме речь идет о дикой приватизации на основании, цитирую: «…недостаточной правовой и нормативной базы на сегодняшний день».

По этому поводу могу сказать следующее:

1. Государственный план приватизации РСФСР принят для: торговли, питания, обслуживания.

2. Согласно закона областные приватизационные комитеты не имеют права и на практике не рассматривают предприятия с республиканской собственностью.

3. Два случая подобной приватизации в области уже было. Сейчас идет реприватизация.

4. Прежде, чем выпускать акции, надо посчитать, что они дадут. В нашем случае только при наличии финансирования (а вопрос решается и может решаться только в Геолкоме) могут быть дивиденды.

5. Надо быть очень наивным, чтобы полагать, что область будет финансировать нас (мы работаем не только в области) в объеме 30 млн. руб. Область не в состоянии найти 1 млн. на зарплату учителям. Геолкомитет финансировал нас в 1991 г. и будет финансировать в 1992 г.

По сути дела вопрос надуман и является чисто политическим.

Прошу Вас довериться своим делегатам, которым будет представлена на конференции вся информация.

Всем хорошей работы.

 

Управляющий трестом                                             Э.Я.Кропп

ПРОТОКОЛ

заседания СТК, профкома и администрации

треста ДМНГР

 

21 ноября 1991 г                                                                                         г.Южно-Сахалинск

 

ПОВЕСТКА ДНЯ:

I Обсуждение коллективного письма сотрудников треста.

ПРИСУТСТВОВАЛИ:

Твердомед О.И. (председатель СТК), Балабко Г.Ф. (секретарь), Чухонцев В.И., Погребнюк А.Д., Черных С.И., Киселев В.А., Смирнов А.П., Сиротенко Л.Г., Клеблеев И.Ш., Пудиков Э.Г., Кропп Э.Я., Черемисина Н.И., Алешин В.II., Позняк В.А., Глушко Е.И., Оловянишников А.В., Решетов В., Рязанов С.В., (от СТК 18 чел.), Герус Т.И., Селедцов A.B, Примак О.Н., Агеев В.Н., Рыбак-Франко В.В., Горохов А.В., Фалев С.А., Бакаев В.И., Журавлев А.В., Пряникова В.Б., Тарабрин А., Ованесян Б.А.

- Твердомед О.И. зачитывает коллективно – письмо - реакцию на организацию главными специалистами треста ДМНГ своей компании по изучению шельфа.

- Журавлев А.В.: - В тресте с бардаком пора кончать. Одна группировка пытается свалить другую. Предлагаю перенести вопрос на конференцию трудового коллектива, где Кропя Э.Я. доложит о состоянии дел в тресте, затем заслушать группировку, представляющую новую корпорацию по изучению шельфа. Выяснить таким образом, что нас ждет. Дело идет о судьбе нашего треста, поэтому противоборствующим надо найти общие точки соприкосновения, если нет, то уйти всем, иначе это будет продолжаться и дальше.

- Чухонцев В.И.: - Это не борьба группировок, это борьба старого и нового - характерная для страны в целом. Главное - это столкновение интересов треста (коллектива) и личных интересов (главные специалисты). Группировка - это небольшое количество сотрудников, в списке подписавшихся же под коллективным письмом начальники отделов, партий, ведущие и гл. специалисты, кроме полевых партий. Конфликт существует, мешает работать. Сотрудники треста требуют разрешить этот конфликт и именно СТК, как законодательный орган госпредприятия, и профком должны определиться по решению этого вопроса, потому, что в СТК и профком направлено коллективное письмо. Возможно, этот вопрос будет вынесен либо на конференцию, либо на общее собрание, но СТК должен определиться, а не прятаться в кустах.

- Глушков Е.И.: - Надо выслушать представителей этой корпорации. Как они представляют свою руководящую роль в двух конкурирующих организациях.

- Бакаев В.И.: - Здесь, на совместном собрании просили выступить представителей Нефтяной компании. Я решил выступить, поскольку являюсь председателем правления компании, которая является товариществом с ограниченной ответственностью. Наша компания смешанного типа, куда могут входить юридические и физические лица. Финансовое положение таково, что малое наличие денег не позволяет нам нанять администрацию: директора и бухгалтера, и с такими финансами нам начинать работать трудно, приходится присоединяться к госпредприятию и работать так же, как любое наше малое предприятие, например, как наш магазин. Мы не рассчитывали, что это будет использовано в войне администрации. Я обрадовался тому, что не только я частник, но и все мы вместе. Мое мнение, что эта компания вреда нашему тресту не хотела. Я хочу, чтобы трест процветал, так, как я буду иметь свою долю собственности в нем после приватизации, а вы нападаете на нашу компанию, а ведь это конкуренция и эта конкуренция приведен к процветанию треста. Мы, как частники – честнейшие люди. Я не буду воровать ком. тайны, мне они не нужны. А если в коллективном заявлении меня в этом обвиняют, о надо обращаться не на наше заседание, а в суд. Суд определит, было ли воровство, но обращение не в суд, а коллективу я понимаю как создание общественного мнения против нас.

- Клеблеев И.Ш.: - Я рад за Виктора Ивановича и остальных предпринимателей, но не нужно считать глупцами всех других работников треста. Профиль работ зарегистрированной частной компании совпадает с профилем работ треста – это конкуренты. Большинство учредителей этой компании занимают ключевые посты в тресте (за исключением управляющего) – такое положение, когда одни и те же люди занимают два кресла, является недопустимым.

- Решетов В.: - Я послушал Виктора Ивановича и, зная его хорошо, сомневаюсь в чистоте его изложения. Почему мы узнаем правду о их деятельности со стороны? У нас создается впечатление, что эта компания хочет тихо обойти коллектив треста. У них  первичная и главная информация по делам треста, естественно, коллектив треста возмущен.

- Селедцов А.И.: - Виктор Иванович прочел нам лекцию о том, что любая новая структура разваливает настоящую. Пусть Виктор Иванович приведет пример из-за «бугра», где на госпредприятии создается фирма того же профиля, но частная.

- Пудиков Э.Г.: - Шеремета говорил в свое время, что увольнять надо обоих, чтоб обидно не было. Я поддерживаю идею конкуренции, я сам организовал свое частное дело. Зачем мы держим 1000 человек? Мы можем продавать свои идеи. А имеющийся геофизический материал – общий, его нужно разделить. Неизвестно сколько денег берут с треста магазин и все другие малые предприятия.

- Кропп Э.Я.: - Очаровательная наивность т.т. Пудикова Э.Г. и Бакаева В.И. меня удивляет. Эдуард Геннадьевич, трест до монстра развился в то время, когда вы за него отвечали.

Я должен напомнить, что за эти два года, пока я работаю, мы избавились от одного судна и у нас, примерно, на 200 человек сократилась численность.

Нельзя рвать по живому. Надо последовательно идти к цели, сообразуясь с внешними обстоятельствами. У треста достаточно уверенное будущее. Мы контролируем ситуацию в Примагаданье и Чукотке (трест член акционерного общества) и заказы там, в том числе и со стороны западных компаний, мимо нас не пройдут.

Нечто подобное происходит в Приморье, и Хабаровский крайисполком пригласил нас в декабре на конференцию по этому вопросу.

По оценке фирмы «Эксон» на сахалинском шельфе необходимы сейсмические работы примерно на 90 млн. долл. США. В Союзе больше нет геологической организации с подобными перспективами. Это реальность. Надо только максимально использовать выгоды этого положения.

Теперь по конфликту. Конфликт развернут вокруг вопроса о разделе треста на три самостоятельных предприятия. Это допустить я не могу. Государство нас создавало, затратив громадные, в том числе и валютные средства. Мы сейчас (с точки зрения бюджетного финансирования) интересны государству как организация, готовая под ключ (отчет) выполнить заказ. Если разойтись сегодня, мы загубим организацию.

 

Председатель СТК                                                  О.И. Твердомед

 

Секретарь СТК                                                        Г.Ф.Балабко

Последующие годы подтвердили правильность выбранного нами направления.

На каких-то этапах геологические данные и знания позволяли нам двигаться вперед и зарабатывать деньги, на каких-то этапах доходы от полевых работ удерживали предприятие от банкротства, а главное - мы всегда привлекали и привлекаем клиентов как сервисная компания, которая способна выполнить под ключ любую задачу, связанную с поиском нефти и газа на шельфе.

Жизнь развивается по спирали…

Может быть, будучи в статусе ОАО перед «ДМНГ» со временем снова встанут проблемы, описанные выше… Очень хотелось бы, чтобы те, кто придет за нами, помнили и учитывали прошлый опыт предприятия…

Cтратегия выживания.

Деньги кончились вместе с СССР и даже немного раньше. На содержании оказались здания, сооружения, суда, детский сад на 320 детей, жилые дома, несколько недостроев (в том числе гараж на 70 автомобилей!), около 1200 человек, которым надо было платить заработную плату…

Нисколько не удивлен, что, оказавшись в таких обстоятельствах, погибли многие и многие предприятия. Наверное, какие-то из них были и нужны.

По крупному действия были ясны:

1. Избавиться от всего, что не нужно. Продать, передать городу, сократить, списать. Конечно, было ясно, что делать, но сделать было трудно. Легко сказать – продать судно, а как это сделать в те годы? Легко сказать – передать садик городу, а кто же его возьмет, если финансирование для него не предусмотрено в городском бюджете… Одним словом, на реализацию этой части ушло лет 5-6 и при этом я не скажу, что мы спали.

II. Найти свое место на рынке геофизических услуг. И тоже вроде бы все ясно.

Первое и главное, что надо было сделать – привлечь интерес нефтяной индустрии к шельфу Дальнего Востока России. Цепочка наших рассуждений была проста:

1. Возбудить интерес к региону.

2. Повысить емкость рынка и объем необходимой нефтяному сообществу информации до такого уровня, что он (рынок) станет заметным для других сервисных компаний.

3. Контролируя рынок за счет лучшего его знания и пользуясь статусом государственной компании дозированно делиться рынком с богатыми западными компаниями, обязывая их делать инвестиции и делиться своими рынками, то есть, заставляя их загружать работой суда треста в период с октября по май, когда работать на морях ДВ России по погодным условиям было невозможно.

И мы начали пропагандировать потенциал шельфа морей Дальнего Востока России. Благо, нам было на что опираться. Мы твердо стояли на плечах наших предшественников.

Мы писали статьи в газетах и журналах, мы участвовали со стендами во всех российских и западных специализированных конференциях, мы сами проводили конференции в России и за рубежом, мы создавали геологические продукты и продавали их, сколько хватало сил, энергии и ума…

Мы организовывали неисключительные съемки и снова кричали о перспективах дальневосточного шельфа…

Мы заключали договора со всеми главами Дальневосточных регионов, мы делали для них доклады и отчеты… Нам мешали, но мешали, если оглядываться назад, не очень сильно, хотя конечно в то время это тормозило процесс и достаточно сильно нервировало.

Одним из самых эффективных «мешальщиков» был заместитель Министра природных ресурсов Глумов И.Ф. Этот товарищ доходил до того, что требовал снимать наши плакаты со стендов на выставках, всячески мешал получать лицензии на работы и разрешения на экспорт данных.

Человек без специального геологического образования более 10 лет определял геологическую стратегию государства на шельфе.

Вот такое было время. Конечно, это мешало. Но идея была верна и она сработала! Посмотрите на карту. Более 10 крупнейших нефтегазовых проектов работают на шельфе Дальнего Востока России. И это только начало!